А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Земский Крыстин

Невидимые связи


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Невидимые связи автора, которого зовут Земский Крыстин. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Невидимые связи в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Земский Крыстин - Невидимые связи без регистрации и без СМС

Размер книги Невидимые связи в архиве равен: 464.73 KB

Невидимые связи - Земский Крыстин => скачать бесплатно электронную книгу детективов




Крыстин Земский
Невидимые связи
ГЛАВА I
Комната небольшая. Диван, стол, книжная полка, шкаф, два стула – вот и вся обстановка. На стенах несколько репродукций, на столе скатерть с вышивкой «Приятного аппетита». Крашеный дощатый пол. «Провинция, она и есть провинция», – думает Анджей Корч, окидывая взглядом новое свое жилище.
– Надеюсь, вам будет там удобно, – сказал начальник милиции, завершая беседу о его служебных обязанностях и ждущих разбирательства делах. – Комната с отдельным входом, хозяева – люди порядочные. Недалеко от работы. Впрочем, это, конечно, временное решение вопроса. Скоро строители сдают новые дома в жилом микрорайоне Заборувек. Для наших сотрудников выделяется три квартиры. Одну из них мы предназначили для нашего пополнения – выпускника офицерской школы. Поскольку этим выпускником оказались вы, поручик, значит, вам она и достанется. Площадь ее, естественно, будет зависеть от состава вашей семьи.
– Я холост, – коротко пояснил Корч. – Родители мои умерли, брат работает на Балтийском побережье.
– А своей семьей обзаводиться не собираетесь? Знаете, ведь говорят: в тридцать лет семьи нет и не будет… – пошутил начальник. – Самая пора жениться.
– Об этом я еще не думал. – Ответ прозвучал сухо. Корч не любит бесед на личные темы.
– Свои личные дела я привык решать сам, – оборвал он начальника курса офицерской школы в ответ на подобного рода непрошеные советы и этой фразой с первых же дней учебы восстановил его против себя. Начальник курса, как позже выяснилось, страдал слабостью наставлять подопечных «на путь истинный».
– Ну, брат, теперь тебе крышка. И что тебя дернуло?… – недоумевал кое-кто из его товарищей. – Трудно, что ли, было поболтать с ним о своих матримониальных планах? Его хлебом не корми – поисповедуйся и дай возможность поделиться своим опытом да выслушай отеческий совет и наставление.
– Пусть другим советует, – отмахивался Анджей, – а я не люблю, когда суют нос в мои дела.
– Чудак! Чего лучше – прикинуться ласковым теленком…
– Не лучше, а выгоднее. А это не одно и то же, – обрывал Корч. – Я лично от службы выгод не жду.
– Ну-ну, посмотрим, далеко ли ты уедешь на своей принципиальности. – В голосе собеседника можно было уловить нескрываемую иронию.
Однако в конечном итоге упорство, пытливость и трудолюбие снискали Корчу если и не любовь, то, во всяком случае, симпатии преподавателей и уважение товарищей. Офицерскую школу он окончил с отличием. Правда, факт этот не помог ему вернуться обратно на службу в Варшаву. Направление в столицу получили в основном те, кто имел там семьи или квартиры. Он же семьи не имел, прежде жил в общежитии, и, следовательно, его можно было без особых угрызений совести откомандировать на работу в провинцию.
Сам же Корч, руководствуясь своими принципами, протекции не искал и ждал решения. А когда оно состоялось, без слова протеста принял направление в городской отдел милиции Зборува. В глубине души он немного побаивался провинции. Аргумент, что именно там у него будет самостоятельная работа и возможность быстро продвинуться по службе, для него звучал не слишком убедительно. По личному опыту он знал, что так называемые «успехи по службе», за которые он, собственно, и был направлен в порядке поощрения в офицерскую школу, в значительной мере зависят от коллектива, в который попадешь. В сильном коллективе есть на кого равняться, там быстрее приходит успех и больше шансов отличиться. «Такой коллектив в провинции? Маловероятно».
Заместитель начальника школы майор Левандовский рисовал ему самые радужные перспективы.
– Город с тридцатитысячным населением, на самом берегу великолепного озера. Летом, считай, бесплатный курорт. Дел не так уж много. Начальник там – давний мой товарищ – просил меня подобрать ему толкового парня. Вы подойдете друг другу. Он тоже с характером, любит упрямых, самостоятельных. Не подавляет инициативы. У него ты сумеешь себя проявить.
«Сумею ли?» – размышлял Корч, сидя в купе поезда, идущего в Заборув, и сгорая от нетерпения поскорее увидеть город, в котором ему предстоит жить и работать, а главное – нового начальника.

Город приветствовал его ярким слепящим солнцем. Солнцем и зеленью. Это было первым и самым сильным впечатлением. С любопытством осматриваясь по сторонам, он шел вдоль улицы, усаженной деревьями, минуя сады и палисадники, в глубине которых прятались одноэтажные деревянные домики и хозяйственные постройки. По мере приближения к центру домики эти уступали место каменным и все более тесно жавшимся друг к другу строениям.
Наконец Анджей Корч вышел на перекресток. Остановился, ощутив усталость: как-никак позади целая ночь в поезде да еще эта вынужденная прогулка по жаре в мундире с тяжелым чемоданом в руке. Корч поставил чемодан на землю, вытер со лба пот. «Вот черт, никакого транспорта», – подумал он с досадой и тяжело вздохнул, вспомнив Варшаву. «Сел бы сейчас в автобус или троллейбус – и никаких проблем, а тут топай пешком!»
– Простите, – остановил он первого же прохожего, – как добраться отсюда на улицу Килинского?
Поймал на себе любопытный взгляд.
– Вам, вероятно, нужна милиция?
– Да. Как туда пройти?
– Прямо, до следующего перекрестка, потом налево, вдоль парка, сразу за парком свернете направо. Это и будет улица Килинского. Большое белое здание милиции увидите сразу.
– Спасибо, – Корч козырнул и не спеша двинулся в указанном направлении, то и дело ловя на себе любопытные взгляды. «Тоже мне сенсация. Милиционера не видели!» – думал он со злостью, однако невольно приосанился под перекрестным обстрелом взглядов и одернул китель. «Интересно, здесь каждый приезжий возбуждает такое любопытство?» – размышлял он, поглядывая на прохожих. Бросил взгляд на часы – 7.40. В это время повсюду люди обычно спешат на работу. А тут, похоже, совсем иной порядок жизни, отличный от того, к которому он привык. В Варшаве – сплошная толпа. Никто ни на кого не обращает внимания. Здесь же люди то и дело останавливаются, приветствуют друг друга, обмениваются поклонами, репликами…
Корч, привыкший к неприметности в сутолоке большого города, чувствовал себя неуютно. «Впечатление такое, будто тебя выставили на витрину», – подумал он и вдруг ощутил безотчетную тревогу. От нее он не избавился, даже переступив порог милиции. «Каким же окажется этот мой новый шеф?» – не мог он отогнать от себя тревожной мысли, входя в секретариат.
«Шеф» сверх всяких ожиданий оказался очень простым, приветливым и вообще вполне соответствовал характеристике, данной ему майором Левандовским.
Корча он принял сразу. Письмо и командировочное предписание отложил в сторону, жестом указал на стул. Сам сел напротив. Будто мимоходом задал несколько вопросов, потом сменил тон на менее официальный. Коротко охарактеризовал сотрудников отдела, рассказал об условиях, в которых Корчу предстоит работать.
– Несколько должностей, к сожалению, у нас до сих пор не укомплектованы, – подчеркнул он, – и потому работы много. Не приходится говорить и о каком-то строго регламентированном круге обязанностей. Придется быть универсалом. Уголовный розыск, охрана общественного порядка… Зато полная самостоятельность. Мой заместитель, которому вы будете подчинены, сейчас в отпуске, так что планы ведения следствий будете пока согласовывать со мной. Дела примете от капитана Жарского – он уходит на пенсию. И еще: от подчиненных я требую выдержки, такта, вежливости. Возможно, вам кажется это само собой разумеющимся. Но у нас все несколько иначе, чем в крупном городе. Здесь все друг друга знают, обо всех все известно. Каждый новый человек вызывает любопытство. Вся жизнь здесь на глазах. Каждый ваш шаг, каждое действие будут широко обсуждаться и комментироваться. Речь идет о том, чтобы не давать повода для сплетен и ненужных кривотолков.
Корч слушал внимательно. Ему понравился новый начальник. Немногословный майор Земба выражал свои мысли четко, коротко и ясно. «Человек, знающий, чего хочет, и умеющий своего добиться», – решил Корч, когда начальник, завершая беседу, сообщил ему о подобранном для него жилье.
Осмотревшись на новом месте, Корч открыл чемодан, но достал лишь мыло и полотенце. «Сначала умыться, а потом спать, спать, спать».
ГЛАВА II
Темную глыбу низких строений-сараев тут и там лижут узкие огненные языки и пропадают, словно притушенные нависшей шапкой туч. Мгновение – и они снова победно взмывают вверх, сплетаются в снопы и опять пропадают, чтобы взметнуться вновь, рассыпая фонтаны искр. Красные блики прыгают в окнах, и трудно понять, то ли это отсветы, то ли бушующее внутри пламя.
Поручик Анджей Корч вместе с другими сотрудниками, стянутыми со всего города, стоит в оцеплении. Они окружили кордоном весь двор горяшего склада. За их спинами собирается толпа. Она расчет, становится все гуще.
В тишине летнего вечера явственно слышен треск горящего дерева. Издали доносится раздирающий вой сирен.
– Наконец-то, – с облегчением вздыхает Корч. Ведь уже больше сорока минут ждут они пожарных.
– У них всегда так, – громко произносит кто-то за спиной поручика, – приедут, когда уже нечего тушить.
– Помнишь, как в прошлом году горел детский сад?
Продолжения беседы Корч не слышит. Слова заглушаются воем сирен. Пожарные машины одна за другой въезжают во двор.
Сараи теперь уже сплошное море огня, лишь слегка затянутое легким дымком.

Первые струи воды вздымают клубы пара и дыма, но огонь не отступает.
«Поздно», – думает Корч.
Раздается команда: «Очистить двор!»
Цепь милиции с трудом отжимает толпу. Никому не хочется пропустить впечатляющее зрелище. В окнах соседних домов теснятся зеваки. Детвора, словно стая воробьев, усыпала столбы, деревья, крыши. Крохотные фигурки – темные подвижные пятнышки – отчетливо вырисовываются в свете растущего зарева. Теснимые сотрудниками, они отступают, но так и норовят проскользнуть сквозь цепь кордона. Корч ловит за шиворот мальца, который, воспользовавшись благоприятным моментом, прошмыгнул во двор сквозь дыру в заборе. Парнишка дрыгает ногами, вырывается.
С грохотом рушится кровля. Клубы густого удушливого дыма, пронизанные мириадами искр, взмывают вверх.
Пожарники отказываются от дальнейшей борьбы за спасение сараев. Теперь они поливают из брандспойтов начинающие тлеть заборы, стремясь отсечь водяным барьером дорогу огню к ближайшим домам. Однако ветер дует именно сюда, разнося укрытые в буром дыме снопы искр. Опасность нарастает. Всю цепь стягивают на этот участок: не исключается необходимость срочной эвакуации населения.
Решение, похоже, своевременное и правильное. Огонь уже перебросился на самочинно натыканные жителями во дворах деревянные сарайчики для хранения дров, угля и всякой рухляди.
И тут начинается паника. Жители оказавшихся в опасности домов, владельцы сарайчиков бросаются спасать свое добро. Люди мечутся, мешая пожарным, рвутся в горящие строения. Здесь и там слышны крики, плач, из окон домов летят вещи. Кто-то падает, теряя сознание, кого-то сбивает с ног струя воды.
– Спасать людей! – кричит Корч.
Осипший его голос теряется в общем гаме, шипении воды, гуле и треске пожара.
Прижав мокрый платок к лицу, в начавшем тлеть мундире Корч бросается на помощь. В густом дыму почти на ощупь отыскивает людей. Выносит сначала потерявшую сознание женщину, потом вытаскивает со двора чуть живого мужчину.
Где-то поблизости раздается стон. Он спешит туда. У глухой стены каменного дома полыхает деревянный сарайчик чуть больше собачьей будки. Корч прислушивается. В ушах шумит. Он собирается уже повернуть назад, как вдруг снова слышит стон. Не раздумывая, прыгает в огонь. Спотыкается и, теряя равновесие, падает. Пытается встать. Щупает вокруг себя руками. Он ничего уже не видит. Чувствует, что задыхается. Руку обжигает пламя. Он инстинктивно отдергивает ее и натыкается на что-то мягкое. «Человек», – вспыхивает в сознании. Корч мгновенно приходит в себя. «Спасти, во что бы то ни стало спасти!» С трудом он поднимается на колени, тащит безжизненное тело. «Сколько прошло времени? Секунды, минуты, часы, вечность?…»
Вдруг он чувствует, как чьи-то руки подхватывают его, поднимают с земли. Кто-то пытается разжать его пальцы, конвульсивно сжимающие одежду спасенного. «Нет, он его не выпустит».
Волна свежего воздуха. «Наконец-то!» Он пытается вздохнуть. Тело пронизывает острая боль, и Корч теряет сознание.
ГЛАВА III
Знойный июльский полдень. Воздух недвижим. Нечем дышать. Раскаленные солнцем камни обжигают ноги.
Корч сворачивает в небольшую зеленую улочку. Здесь чуть прохладней. Кроны лип отбрасывают густую тень. Улочка словно вымерла. Не видать ни души. Рабочий день еще не кончился, и в магазинах полупусто. Женщины в домах готовят обед. Дети или выехали в лагеря, или на озере. Пусто и сонно, словно в пору сиесты, и лишь коты греются на солнце.
Только через час оживут снова улицы. Наполнятся спешащей по домам толпой. Потом движение вновь замрет. Появится публика лишь под вечер, заполняя кафе, рестораны, кинотеатры. Весь заборувский «бомонд» в лучших выходных туалетах можно будет тогда встретить на набережной у озера. Одни будут прогуливаться на пристани, другие отправятся на прогулку в лодках.
Этот устоявшийся повседневный ритуал, традиционно однообразный ритм работы и отдыха Корча просто бесит. Он все еще никак не может привыкнуть к этой провинциальной особенности, его все еще раздражают любопытные, изучающие взгляды. Он каждый раз непроизвольно проверяет, в порядке ли мундир, все ли пуговицы застегнуты. Потом вспоминает, что это просто местное обыкновение в отношении к «чужаку». А он здесь все еще чужой. И терзается.
Корч замедляет шаг. Осматривается. Где-то здесь должен быть переулок с проходным двором. Через него можно сократить путь к району дач, который Корч собирается осмотреть.
По делу о пожаре, дотла уничтожившем оба складских помещения, ему поручено вести следствие. Правда, в осмотре места происшествия он участия не принимал, поскольку лежал в то время в больнице с ожогами, полученными на пожаре. Но раны, к счастью, оказались нетяжелыми, отравление угарным газом довольно быстро удалось снять, и он выел на работу.
Встретили его на редкость сердечно. И хотя майор Земба для начала по-отечески пожурил его за преждевременный выход из больницы, но потом поздравил с выздоровлением и поблагодарил за службу.
– Молодец, хорошо себя проявил, – перешел он на «ты». Это было проявлением особого расположения, которым немногие могли похвастаться. Обычно в отношениях с подчиненными Майор соблюдал дистанцию, и хотя дистанция эта не была искусственной, а предопределялась тем авторитетом, которым он пользовался у сотрудников, шеф порой позволял себе все-таки выходить за рамки, определяемые принципом «начальник – подчиненный». И вот теперь он сделал исключение для новичка.
– Я считаю, что такой пример личного поведения имеет весьма важное воспитательное значение, – майор обвел многозначительным взглядом присутствующих при беседе сотрудников. – Еще раз спасибо. Ты спас парню жизнь.
Теперь только Анджей узнал, что вытащил из огня пятнадцатилетнего Яся Врубля, который, спасая своих кроликов, потерял в горящей сараюшке сознание и едва не погиб.
– С ним все в порядке. После перевязки – кое-какие ожоги он все-таки получил – вернулся домой. Его сестра уже несколько раз прибегала поблагодарить тебя. Парнишка живет с сестрой, – пояснил майор. – Родители их умерли, а в прошлом году в озере утонул и старший их брат. Несчастный случай. Представляешь, каким ударом была бы для нее теперь гибель еще и младшего брата? Я ей сказал, кому она обязана спасением братишки. Она наверняка придет поблагодарить тебя лично.
– К чему это? Я только выполнил свой долг. Мне показалось, там кто-то стонал, вот я и…
– Не скромничай, – ответил Земба. – Понимаю, тебя это смущает, но для нас важно, чтобы люди знали… Я хочу, чтобы мои сотрудники пользовались уважением. А ты человек новый, и тебе надо с первых же шагов завоевать авторитет. Тем более что тебе предстоит расследование причин пожара. Осмотрись, опроси свидетелей, разработай план мероприятий.
За это первое свое самостоятельное дело Анджей взялся с энтузиазмом. Предварительные подсчеты, произведенные бухгалтерией стройуправления, показали, что потери от пожара только строительных материалов, не считая стоимости складских помещений, составили общую сумму около 20 миллионов злотых. Точным подсчетом потерь занялась специальная комиссия, составленная из представителей стройтреста и народного контроля. Этой комиссии предстояло также установить, не было ли на складе недостач. Результаты ее работы – Корч это знал – ожидались не раньше чем через две-три недели, так же как и результаты анализа грунта, взятого с мест предполагаемых источников пожара.
Пока же Корч опросил свидетелей, первыми увидевших огонь. Одним из них оказался проходивший мимо склада железнодорожник.
– Было, наверно, часов около восьми вечера, – показал тот. – В семь часов у меня конец смены. После работы я пошел к приятелю – он живет недалеко от этого склада. Проходя мимо ворот, со стороны площади, я увидел, что они открыты. Это меня удивило, и я остановился. Во дворе было пусто. Нигде ни одной живой души. Окна темные. Я хотел уж было идти дальше, но вдруг заметил, что над складом что-то сверкнуло. Присмотрелся внимательней: мать честная – огонь! Он мелькнул где-то в левом углу. Потом загорелся в середке и с правой стороны. Я тут же позвонил в милицию и в пожарную охрану.
Второй свидетель, житель одного из ближайших домов, заметил пожар из окна квартиры. И он обратил внимание, что огонь одновременно появился в трех местах.
Эти показания позволяли предполагать возможность поджога. Корчу показалось странным, что пожара не заметил сторож склада. На допросе он извивался как уж, пытаясь как-то объяснить свою оплошность.
– Плохо вижу, – уверял он, – последнее время у меня что-то глаза барахлят.
На вопрос, почему ворота в тот вечер оказались открытыми, найти убедительного ответа он не сумел. Бормотал что-то о машине, которая должна была якобы приехать со стройматериалами, но когда выяснилось, что никаких поступлений товара в тот день не ожидалось, замолчал, и ничего больше добиться от него не удалось. Не удалось также установить, въезжала ли какая-нибудь машина в тот вечер на территорию склада. Кладовщик на допросе показал, что работу он закончил в пятнадцать часов и в пятнадцать же часов, как обычно, оставил ключи от склада в проходной конторы, находящейся рядом. Сторож его показания подтвердил. Время ухода с работы было отбито и в контрольной карточке.
Кроме кладовщика, никто в этот день на территорию склада не входил. Помощник кладовщика болел. Лежал дома. Новые поступления стройматериалов были отменены в связи с предстоящей в ближайшие дни ревизией.
Ревизия планировалась на шестнадцатое июля, пожар возник пятнадцатого. Случайным ли было такое совпадение? В каком состоянии находились материальные ценности на складе в действительности? Книги учета сгорели. Правда, проверку можно провести по бухгалтерским счетам стройуправления, сопоставляя их с копиями накладных на получение материалов на стройках. Корч собирался сделать это еще до вызова на допрос кладовщика. Собирался он при этом побеседовать и с рабочими на стройках. Возможно, от них удастся что-нибудь узнать.
Намеревался он осмотреть район дач. До него уже доходили разные слухи о здешнем индивидуальном строительстве. Кто-то даже пустил в обиход прозвище этого района – «Украдино». Некоторые из случайных собеседников внезапно умолкали, как только речь заходила на эту тему. Начальнику Корч пока ничего не докладывал, поскольку не располагал конкретными фактами.
По логике вещей, индивидуальное строительство в широких масштабах могло открывать заманчивую возможность для сбыта ворованных стройматериалов. Именно здесь мог таиться источник недостач на складе.
Пройдя переулок, Корч сворачивает направо, потом налево и оказывается на окраине городка. Широкая, густо усаженная деревьями асфальтированная дорога. По одной стороне раскинулись луга, спускающиеся к озеру, с другой – ряд утопающих в зелени коттеджей. Все они старательно огорожены. На калитках таблички с фамилиями владельцев. Фамилии Корчу ничего не говорят. Он лишь фиксирует их в памяти. На минуту приостанавливается у роскошной двухэтажной виллы. Вилла? Скорее небольшой дворец. Владелец: Альбин Янишевский. «Ничего себе отгрохал, – невольно проносится мысль, – интересно, кто же это такой?»
Возле соседней, внешне более скромной дачи, копошатся двое рабочих. Подгоняют рамы к окнам подвала. На калитке нет фамилии владельца, Корч собрался было спросить у рабочих, но, подумав, отказался от этой мысли. Вопрос может вызвать ненужную настороженность. Настороженность, которая лишь повредит делу. Неторопливо, как на прогулке, он идет дальше, не оставляя без внимания ни одного дома. Кое-где – это видно сквозь ограды – закладывают уже сады.
В глубине улицы он замечает стоящий у одной из дач грузовик с открытыми бортами. Три человека сгружают с него плиты.
Корч переходит на другую сторону дороги, наблюдая за разгрузкой.

Невидимые связи - Земский Крыстин => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Невидимые связи автора Земский Крыстин понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Невидимые связи своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Земский Крыстин - Невидимые связи.
Ключевые слова страницы: Невидимые связи; Земский Крыстин, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн