А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Красавиц финансировал некий Павел Григорьевич, бывший ученый секретарь Абалкина. Он хороший финансист, но имел и имеет уйму врагов - то ли от большого ума, то ли еще отчего. Недавно он вернулся из Англии, и вот вам результат - месяц назад его арестовали, и сейчас он сидит в КГБ, там, где до больницы сидел и я. Жаль Павла Григорьевича, очень жаль.
...Они Вам сказали, что из под меня посадили двадцать пять человек это полная ложь. Я знаю не более пяти человек, и то, никогда не совершал с ними преступлений.
... А что касается тех ваз, то я купил их, не зная, что они краденые. Но как только мне сказали об этом, я постарался, чтобы их вернули. Остальное все придумывается за то, что я не согласился оговорить двух заслуженных офицеров из ГУВД. Это не пустые слова. Я хорошо и многих знаю в КГБ, и не я, а они искали со мной встречи. Телефоны и адреса я сохраню в надежном месте...
...Несколько слов хотел добавить о бывшем шофере Ленина Гиле Степане Казимировиче. До переезда правительства в Москву он жил в семье моих родителей и был крестным отцом моей мамы.
Любя мою маму, он доверил ей свои дневники, которые после ее смерти 10 ноября 1979 г. достались мне. Я читал их весьма бегло, потому что в те времена мало кто интересовался политикой, как сейчас. Дневники целы, целы и письма тети Наташи, супруги Степана Казимировича. У них был еще приемный сын, бывший беспризорник, которого привел им Ленин и которого они воспитывали в память о Владимире Ильиче. Знаю, что он работал в охране Кремля, пока у Гиля не начались неприятности со Сталиным. Гиль отказался его возить после того, как Сталин без его ведома перередактировал его книгу "Шесть лет с Лениным". Спас Гиля Вышинский - он взял его к себе. Со слов Гиля я знаю очень много - от текста предсмертной записки Орджоникидзе и до таких вещей, которые до сих пор никто не знает. Да, честно говоря, нет желания и сил много писать. Мне уже четыре раза отказали в изменении меры пресечения. Зам. прокурора города Большаков давал слово меня освободить под подписку о невыезде. И слова своего не сдержал. Диву даешься - и это прокурор... Я-то всегда держу свои слова. Сейчас в Дзержинском суде врачи больницы ходатайствуют об изменении меры пресечения. Все зависит от председателя суда (если суд независим, в чем я лично сомневаюсь)...
...Если можете, помогите. Я ничего не обещаю, но останусь признательным. С уважением Алексеев Юрий Васильевич".
Горбатого так и не освободили, и он умер в тюрьме, потому что сотрудники милиции опасались, что он подкупил врачей и преувеличивал серьезность своей болезни. Кроме того, по данным милиции. Горбатый также грозил убить руководителя предварительного следствия. Этот факт Горбатый косвенно признавал в моем присутствии, сказав: "Ну, погорячился я с той малявой. Никто ее всерьез убивать не хотел. Я в тот же день отправил письмо, чтобы ничего такого не случилось".
Похороны Горбатого прошли пышно. К его могиле съехались все "сливки" преступного мира Петербурга и даже те, которых сам Горбатый глубоко презирал...
Наверное, было бы просто нечестно не предупредить читателей о следующем: не стоит воспринимать изложенную выше информацию о ворах как полную и абсолютную истину в последней инстанции. Недавно мне довелось беседовать с умнейшим специалистом из одного секретного подразделения МВД. Он занимается исследованием мира воров более четырнадцати лет. Так вот, он сказал следующее: "Дай Бог, если я хотя бы на одну треть начал только сейчас понимать суть этого явления. Людей, которые хоть что-то реально понимают в мире воров, - единицы..."
Я думаю, эти слова справедливы. Настоящие воры тщательно оберегают свои секреты. В их мире люди и понятия - постоянные перевертыши, как в детской игре: "да" и "нет" не говорить, "черное" и "белое" не называть. Так что прочитанное вами, уважаемые читатели, - это лишь узкая щелка в чуть приоткрытой двери в мир воровского "зазеркалья"...
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ЗАГАДКА ПРИЗРАЧНОГО БАНДИТИЗМА
...Мы живем в интересное время, время стремительных перемен и метаморфоз. Этому обстоятельству можно радоваться или огорчаться - ничего не изменится от отношения обывателя к окружающей действительности. "Интересное время" - это объективно сложившаяся реальность, в которой с наименьшими потерями могут выжить лишь те, кто попытается понять внутреннюю логику происходящих в нашем обществе процессов и явлений. Одним из таких явлений, безусловно, стала российская организованная преступность, прошедшая в сжатые сроки от начала перестройки длинный кровавый путь становления и "мужания" внутри нашей страны и начавшая уже всерьез присматриваться к нашим соседям - экономически более развитым странам.
"Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними..." - почти вышло из обращения еще несколько лет назад мелькавшее тут и там не совсем понятное слово рэкетир, его заменило родное и угрюмое бандит. Между тем хорошо известно, что все лексические изменения в разговорном языке отражают прежде всего объективно происходящие в обществе процессы. В данном конкретном случае это свидетельствует о том, что наши отечественные "гангстеры" уже выросли из "рэкетирских пеленок" и, доживая "бандитскую молодость", идут широкими шагами к "мафиозной зрелости"...
И совсем не удивляет никого из нас, живущих в "интересное время" россиян, что Москва и Петербург, например, превратились в некие подобия Чикаго 30-х годов - со взрывами, автоматными и пулеметными очередями по ночам, с огромными взятками, которые берут государственные чиновники белым днем, со страхом, который приходит на наши улицы вместе с сиреневыми сумерками...
Почему мы должны этому удивляться, если с высоких трибун серьезные политики говорят нам о том, что через подобное уже прошли и Соединенные Штаты, и Италия с Францией, и еще Бог знает кто - и ничего, живут же, притом живут неплохо.
Кстати говоря, уже набившие оскомину аналогии с Соединенными Штатами 30-х годов явно спекулятивны и не выдерживают никакой критики. В США в то веселое время были уже давно решены вопросы собственности и притом законодательно зафиксированы.
Удивляет скорее другое. Во всех цивилизованных странах в период "интересного времени" разгула преступности происходило ужесточение уголовного законодательства, принимались срочные экстренные и чрезвычайные меры, а у нас - наоборот, мы становимся свидетелями либерализации законодательства прежде всего по отношению к представителям организованной преступности. Освобождение из-под ареста под огромные залоги? Угадайте-ка с трех раз, кто такие залоги может внести быстрее всех? Опротестование содержания под стражей до суда - кто может позволить себе нанять адвокатов, способных выиграть такие процессы? Ах, и это все понятно? Ну до чего ж догадливый народ российский - все понимает, сказать только не хочет. Или не может? Или говорит, но его не слышат? Или слышат, но культурно объясняют, что законы новые писать - это не репу сажать и не на митингах орать.
Правильно. Писать законы и конституции - дело сложное, нервное и неоднодневное, особенно если толкают под локоть и бубнят в уши свое мнение. Но, может быть, попытаться тогда еще немного пожить по старым законам? Раз уж они есть? Есть, например, в Уголовном кодексе РФ замечательная статья за номером 77: бандитизм.
"Организация вооруженных банд с целью нападения на государственные или общественные предприятия, учреждения, организации либо на отдельных лиц, а равно участие в таких бандах и совершаемых ими нападениях наказываются лишением свободы на срок от трех до пятнадцати лет с конфискацией имущества... или смертной казнью с конфискацией имущества..."
Именно это обстоятельство стало гарантией того, что гангстерский беспредел будет обуздан. У нас же, в России, вопросы собственности не решены до сих пор, они и не будут решены, пока ее делят.
В комментариях к этой статье УК говорится, что для признания группы лиц бандой достаточно, если в ней участвуют два лица и если хотя бы один из двух имеет оружие. Члены банды могут совершать различные преступления хищения, изнасилования и т.п., но все эти преступления охватываются составом бандитизма и дополнительной квалификации не требуют.
Казалось бы, все предельно ясно. Россия переполнена преступными группировками, которые в настоящее время уже превратились в высокоорганизованные сообщества со строгой иерархией и дисциплиной, обладающие высочайшей технической оснащенностью и вооружением (самое современное оружие есть практически во всех группировках), а также значительными финансовыми возможностями. На эти сообщества работают высокопрофессиональные юристы, бывшие и действующие сотрудники правоохранительных органов, политики и бизнесмены, журналисты, формирующие общественное мнение.
Самым вопиющим примером может послужить чудоавтомат, ставший основанием для ареста в Москве в гостинице "Минск" Рафика Багдасаряна, больше известного под кличкой Сво. Этот автомат последней модификации с лазерным прицелом, стоящий на вооружении американских спецслужб, был прислан ему из США в подарок. Сотрудники московской милиции вообще раньше о таком оружии даже не слышали.
Члены этих сообществ прекрасно отдают себе отчет в том, что представляет собой их "деятельность" - в обиходе, нисколько не смущаясь и не комплексуя, они сами себя называют бандитами. Опасность таких сообществ как для отдельных граждан, так и для государства в целом очевидна. Казалось бы, суды должны быть завалены делами о бандитизме, ведь во всех городских барах и ресторанах между бандитами не протолкнешься... АН нет! По всей России за 1993 г. едва наберется с десяток дел по 77-й "расстрельной" статье. Наиболее же распространенной статьей УК РФ, применяемой к бандитам, стала статья 148 (вымогательство - преступление, которое, кстати, не относится к разряду тяжких). В чем же дело? В реальной жизни бандитизм существует, и еще как. В приговорах же судов можно увидеть лишь некий "признак бандитизма", который слоняется по Матушке-России в не до конца материализованном виде. Эксперты из судейского корпуса полагают, что такой казус стал возможен благодаря "несложившейся судебной практике". Нам же представляется, что причина кроется скорее в том, что правоохранительная система России дала сбой. Важнейшими элементами правоохранительной системы являются органы внутренних дел, органы государственной безопасности, прокуратура и суд. Только при нормальном взаимодействии всех этих элементов система будет функционировать исправно. Однако ни для кого уже не секрет, что в последнее время происходит открытая конфронтация между органами внутренних дел и прокуратурой, с одной стороны, и народными судами - с другой.
Журналисты могут использоваться и открыто, и втемную. Вообще, четвертая ветвь власти точно так же подвержена коррупции, как и первые три. В последнее время активизация организованной преступности в отношении средств массовой информации резко усиливается. Всем памятно, например, выступление в программе "600 секунд" небезызвестного в Петербурге Артура. Нонсенс той ситуации заключался не в том, что на экране появился один из лидеров организованной преступности - героем журналистского материала может быть кто угодно. Но тогда, пожалуй, впервые эфир государственного телевидения был предоставлен структуре организованной преступности исключительно для решения ее внутренних проблем (за счет налогоплательщиков !).
"Милиция посадит - суд освободит!" - интересно, почему в последнее время слова эти стали крылатыми в бандитских кругах?
Приезжавшие в начале 1994 г. оперативники из Рязани, где произошла большая разборка с человеческими жертвами, рассказывали: "У нас работать тоже стало почти невозможно, прокуратура нас еще поддерживает, но как только дела доходят до суда - их разваливают".
Кстати, далеко не всегда освобождение идет на пользу самим бандитам. Например, 18 октября 1993 г. в собственной машине был застрелен Айдар Гайфулин, один из лидеров "казанской" группировки. Это произошло через месяц после его освобождения судом. Несколько ранее был убит представитель "малышевской" группировки Грицкуль и тоже спустя месяц после того, как был освобожден от уголовной ответственности (его пытались привлечь за хранение оружия, но Грицкуль сказал, что он просто нашел пистолет на улице).
Как могло случиться, что при неустанных обещаниях с высоких трибун усилить борьбу с организованной преступностью в Петербургском региональном управлении по борьбе с организованной преступностью в комнате общей площадью 16 кв. м работают двадцать семь (!) оперативников - деля на трех оперов один стол и проводя рабочие совещания где-то под лестницей, стоя?
Может быть, власти не видят, не понимают реальной угрозы, нависшей над страной, может быть, они до сих пор тешат себя иллюзиями лишь о "призраке бандитизма"?
Предлагаемые очерки из истории (очень недавней) петербургского бандитизма имеют простую прикладную цель - показать, как бандитизм на протяжении всего нескольких лет превращался из призрака в реального, живого монстра во плоти и крови. Мы решили выбрать Петербург в качестве базового примера не случайно. Мы уже писали, что Питер, в отличие от Москвы, ориентированной в основном на воров в законе, давно уже считается бандитским городом. Это произошло по целому ряду причин. После развала Союза Питер стал особенно притягательным для бандитов из других регионов, в том числе и из-за ужесточения правоохранительной практики в этих самых "других регионах" - таких, как, например, Москва или Татарстан. По словам приезжих бандитов: "Москва зеркальной стала, там делать нечего..." Произошел эффект зубной пасты - при нажатии на тюбик она устремляется в свободное пространство. Грустно, но этим "свободным пространством" оказался наш с вами город...
ДЕДУШКА РУССКОГО РЭКЕТА
...Это были времена, когда об организованной преступности вслух не говорили. Да и, наверное, не так много было оснований говорить об этом. Да, были воры в законе. Были и отдельные бандиты (ветераны должны помнить, например, Сережу Сельского, который в 70-х годах прославился тем, что отрубил голову своему конкуренту). Но... в тоталитарном государстве вообще сложно говорить о системе организованной преступности, и прежде всего потому, что большинство функций насилия и грабежа по отношению к гражданам выполняло само государство. Частная же преступная система всегда заведомо обречена на поражение в конкурентной борьбе с государственной преступной системой. Однако к середине 70-х годов государственная система начала дряхлеть. Вот тогда в Ленинграде и начала восходить звезда Владимира Феоктистова - дедушки русского рэкета, как его впоследствии стали называть.
Он родился в Воронеже, в семье военнослужащего и врача. Сразу после окончания школы поступил в ЛИСИ, но проучился там недолго. Некоторое время работал шофером. В середине 60-х годов Феоктистов занимался по-мелкому фарцовкой и валютными операциями, за что и получил первый срок. Вернувшись после отсидки, Феоктистов продолжал крутиться, ведя при этом довольно шумный и скандальный образ жизни - благо деньги были. В начале 70-х он получил восемь месяцев за хулиганство в ресторане гостиницы "Россия".
Постепенно вокруг Феоктистова сформировался устойчивый круг лиц, ведущих одинаковый образ жизни. Группа эта быстро приобрела известность в Ленинграде и обросла легендами в основном из-за учиняемых ею скандалов в городских ресторанах и барах. Ядро группы, кроме самого Феоктистова, составляли Цветков (Бык), Ваня Капланян (Нахаленок) и Поляк. По некоторым источникам рядом с Феоктистовым часто также находился Юрий Борисович Рэй (1947 года рождения), замыкавший на себя молодежь. Когда Фека сел, Рэй через некоторое время уехал в Канаду, где похищал автомобили и аудиотехнику. За что, в конце концов, попал в тюрьму. Позже вернулся в Россию, где выступал "третейским судьей" в спорах между бандитами. Рэй всегда был негативно настроен по отношению к этническим группировкам, за что его очень не любили дагестанцы-наемники, которых Феоктистов иногда нанимал для решения некоторых вопросов силовым путем. Лидер этой бригады наемников Мага даже пытался организовать несколько покушений на Рэя.
Евгений Цветков имел бурную биографию, он работал инспектором уголовного розыска, таксистом, был мастером по боксу, офицерам Вооруженных Сил и заведующим баней. Сейчас вместе с дальним родственником Феоктистова Ваней Капланяном в гостинице "Пулковская" продолжает "трудиться" приемный сын Цветкова Дубровский. Владимир Поляков (Поляк) - ныне гражданин Германии. Вся же численность "феоктистовской" группы не превышала ста человек.
В группе не было жесткой дисциплины и строгой иерархии - там, где много водки и женщин, о дисциплине говорить не приходится. Да и вообще, по нынешним временам, когда "господа бандиты" сначала стреляют, а потом думают, тех, кто примыкал к Феоктистову, можно было бы назвать людьми "тихими и богобоязненными". В то время "серым кардиналом" преступного мира в Питере некоторые считали Юрия Саликова, нынче занимающегося бизнесом в Швеции. Саликов светиться не любил, но "работал" много - торговал антиквариатом, уходившим неведомыми путями за рубеж, "курировал" подпольные джинсовые фабрики. У Юрия был родной брат Игорь. Саликов постоянно призывал бандитскую молодежь "быть реалистами", постоянно напоминал о том, что "нужно много работать". Они не учиняли зверств, работая в основном против тех, кто не пойдет в милицию жаловаться, барменов, поднимавшихся на недоливе пива пролетариату, мелко ворующих администраторов гостиниц и официантов, проституток и таксистов-отстойщиков. Часто группа практиковала при отъеме денег у клиента обычную шулерскую игру в карты. За ними не было кровавого следа, были преимущественно пьяные драки с синяками и выбитыми зубами. Вершиной технической оснащенности группы стал автомобиль "Жигули" с "антирадаром". Но в 1980 г. в журнале "Шпигель" была опубликована статья о "русском мафиози" - Владимире Феоктистове. Слухи потрясли Ленинград. Кто-то пустил "утку", что у Феоктистова есть даже своя фабрика в ФРГ. Говорят, высокое партийное начальство в лице Григория Васильевича Романова громко орало по этому поводу на тогдашних высших милицейских и кагэбэшных чинов Ленинграда. Феоктистов был арестован и получил 10 лет строгого режима максимум, что предусматривала статья о мошенничестве - самая серьезная из всех, что были вменены ему в вину. И уже тоща прослеживалась устойчивая связь группы Феоктистова с некоторыми довольно высокопоставленными офицерами милиции, которые отделались в то время просто увольнением из органов. Феоктистов пошел на зону, на чем закончилась "увертюра петербургского бандитизма". На зоне Фека был нарядчиком, за что от него отвернулись многие профессиональные преступники и воры.
Он вернулся в Ленинград в 1989 г. и оказался не готовым к тем переменам, которые произошли в городе за время его отсутствия. Подросла новая, "талантливая молодежь", жившая уже по более жестоким и кровавым законам, чем он когда-то. Время все убыстряло свой неумолимый бег, а он оставался человеком из прошлого. Имя его, правда, было хорошо известно, оно и давало ему какие-то дивиденды. Что-то с прежних времен было отложено на черный день, его считали человеком богатым. Он сел в "Пулковской", выдал дочку за потомка великого нейрохирурга Бехтерева...
Кстати, сын великого русского нейрохирурга попадал в поле зрения милиции по подозрению в разбое. За недостаточностью доказательств уголовное дело в отношении его было прекращено.
Но время не приняло его. Однажды "тамбовцы" жестоко избили его ногами. Избили его братья Рыбкины и Сергей Васильев. За то, что Фека посягнул на девушку Сергея Васильева. Феоктистов всегда очень любил женщин, любил, например, в сауне окружить себя молоденькими девушками, часто бесплатно пользовался проститутками, что по понятиям считалось беспределом, потому что девушка время тратила и прибыли не приносила. Авторитет стал рушиться, вскоре под арест попали почти все его старые друзья и коллеги. Феоктистов скрылся на Североамериканском континенте, но пробыл там недолго - не смог. Он был слишком "советским" для Америки. Когда он вернулся - его арестовали. Кстати, после ареста Феоктистова долгое время его столик в "Пулковской" никто не занимал. Тяготевшие в то время к Феоктистову "воркутинские" после его посадки переключились на "тамбовцев". Срок он получил небольшой и уже в начале 1995 г. снова оказался на свободе. Встретили его пышно, но все это было уже мишурой. Нельзя сказать, что сегодня Фека играет решающую или хотя бы сколько-нибудь заметную роль в бандитском Петербурге, однако сотрудники РУОПа иногда задерживают его по старой памяти при облавах и рейдах. При этих задержаниях Фека обычно просто "попадает под замес", так как привычкам своим он не изменил, по-прежнему любит проводить вечера в шикарных ресторанах в окружении барышень...
ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ КОЛИ-КАРАТЭ
Волна "рэкетиров первого призыва" накрыла Ленинград в середине 80-х годов, одновременно с началом перестройки и кооперативного движения. В городе стало много богатых (по советским меркам) людей, и, как следствие, появились и те, кто хотел заставить их делиться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31